"Церковь на Вульке", г. Брест, Белорусия

Этой статьей мы хотим открыть рубрику об основателях и церквях, образовавшихся в прошлые столетия, которые существуют по сей день. Вы можете присылать нам свои истории, а мы с удовольствием расскажем их на страницах наших интернет ресурсов.

В октябре 2019 года нас с супругом пригласили в Белорусию, г. Брест. Меня просили прочесть семинары по истории русского евангельского христианства, а Юрия прочесть лекции по истории древнего Израиля и раннего христианства. Мы впервые были в Бресте и многое узнали об истории этого древнего города, который также стал одним из основных символов сопротивления во время ВОВ.

Кроме этого, мы были очень впечатлены количеством больших церквей в Бресте, относящихся к различным конфессиям и деноминациям, многие из них существуют уже порядка 100 лет. В частности, церковь, которую мы посетили – Церковь на Вульке (по названию улицы, на которой она находится), является первой евангельской церковью в Бресте. Так же мы узнали, что основатель этой общины имеет тесную связь с Петербургским пробуждением начала ХХ века и является незаурядной личностью, оказавшей влияние на множество судеб своих современников. Мы решили познакомить вас с биографией этого удивительного человека, именем которого в Польше названа одна из улиц города. Его звали Лука Дзекуць-Малей. Он закончил библейские курсы в Петербурге, которыми руководил И.С. Проханов, как лучший выпускник был награжден часами фирмы Буре.

Как было сказано выше в этой статье мы хотим познакомить вас с историей удивительного человека, религиозного и общественного деятеля, баптистского проповедника, издателя, переводчика религиозных текстов, Луки Николаевича Дзекуць-Малея (1888-1955 гг.).

Всем известно, любая война разрушительна. Она сметает практически всё на своём пути: деревни, города, страны, а главное – человеческие жизни. И даже те, кто устоял против её грозных бурь, не остаются прежними людьми. Война накладывает свой отпечаток на чувства каждого. Пострадал от неё и Лука Николаевич Дзекуць-Малей. Но обо всё по порядку.

cerkov vulke maley

Родился Лука Николаевич 1 октября 1888 года в Слонимском уезде Гродненской губернии в семье учителя. Отец Николай, мать – Мария из дома Тарасович. В возрасте неполных четырёх лет Лука лишился своих родителей. Как это произошло? Пожалуй, эту тайну он унёс с собой навсегда. По воспоминаниям его сына Даниила, об этом отец никогда не хотел говорить. Он всегда заменял ответ молчанием. Маленького сироту взяла на воспитание некая семья Фунтов, по образованию также педагоги. И он был под их попечительством до 16 лет. В городе Слониме Лука Николаевич окончил среднее училище. Затем продолжил учёбу в учительской семинарии, которую закончил в 1906 году. Получил образование педагога. Работал учителем и позже, как инспектор народного образования.

Церковь Лука Николаевич стал посещать в армии, после знакомства с верующими евангельско-баптистского вероисповедания. Службу проходил в Белостоке. Он искренне уверовал в Господа, и сразу же изъявил желание принять святое водное крещение по вере. В ночь с 31 декабря на 1 января 1912 года на реке Супрасль Л.Н. Дзекуць-Малей принял водное крещение.

Не каждый отважится креститься в 40-градусный мороз, но молодой человек не испытывал страха. Он знал, в Кого уверовал. И вскоре его вера была испытана на прочность. В этом же году за проповедь Евангелия в деревне Лыково (Пружанский район, Брестской области) его арестовали и, привязав к седлу лошади Жандарма, вели под конвоем к месту расположения тюрьмы в г. Бресте, так он прошёл 170 км (в Российской империи, в состав которой тогда входила Беларусь, было запрещено проповедовать любое христианское учение, кроме учения Русской Православной Церкви, являвшейся опорой самодержавия).

В 1913 году Дзекуць-Малей поступил на Библейские курсы, организованные в Санкт-Петербурге известным русским деятелем евангельского движения И.С. Прохановым, которые закончил с отличием. Через два года уже во всю полыхала I Мировая война, и линия фронта разрезала Беларусь пополам. Только в 1918 году Лука Николаевич смог вернуться в родные края, чтобы проповедовать Слово Божье.

А в декабре 1921 года молодой миссионер Л. Н. Дзекуць-Малей вновь прибыл поездом из Белостока в город Брест. Он не знал ещё тогда, что здесь ему предстоит жить и трудиться для Господа целых двадцать три года. Это было второе его посещение города Бреста. Позже в одном из своих писем Лука Николаевич вспоминал, что он "проходил уже по некоторым улицам Бреста, правда, проходил под конвоем, который сопровождал его и ещё одного брата в тюрьму, где он должен был отбывать наказание за проповедь Слова Божия в чистом виде, а не так, как учит "матерь православная церковь". Были неприятные объяснения с начальством, которое решило смирить "непокорного еретика" тюрьмой. Тогда город был чистенький, красивый, с роскошными местечками, запруженный жизнерадостной нарядной публикой". И вот новая, уже вторая встреча с этим городом. Из письма Л. Н. Дзекуць-Малея: «Он был разрушенный, сожжённый, грязный, неприветливый, голодный. Оборванная публика с ввалившимися глазами, исхудалыми лицами редко перемежалась приличными фигурами. Торчащие чёрные трубы, разваленные и полуразваленные дома живо свидетельствовали о качестве современной усовершенствованной техники. Всё было чуждо и незнакомо. Одни лучи солнца да грустное зимнее небо были мне знакомы. Они были такие же, как и тогда, когда я под конвоем шагал в тюрьму. Остановись на высоком мосту (Кобринский мост) и взглянув на город, я невольно поддался чувству страха. Какой способ лучше применить, чтобы двинуть с места умирающий во грехах и зле город? Голос Божий говорил мне слова утешения, ободрения; подкрепил и успокоил меня. Помолясь, я отправился по данному мне адресу, где жила одна приближённая сестра по фамилии Тур, несколько времени тому назад возвратившаяся из России. В её маленьком домике и начало проповедоваться Евангелие» (ж-л «Сеятель Истины», 1928 год, март).

12 декабря 1921 года в пригороде Бреста – Вульке состоялось первое собрание баптистской общины. На протяжение последующих двадцати лет служение Луки Дзекуць-Малея было неразрывно связано с этой церковью. Когда через год церковь выросла настолько, что домик на Вульке не вмещал всех верующих, братья нашли помещение ближе к центру города. Здесь по инициативе пастора была организована культурно-просветительское общество "Белорусская хатка", которое помогло разбить стену недоверия и недоброжелательности к евангельским христианам.

Несмотря на призывы православных священников не общаться с "отступниками от креста Господня и святых икон", несмотря на угрозы, а то и прямые нападения на верующих за проповедь Евангелия, евангельская церковь в Бресте росла, и к 1926 году, имея более 800 членов, стала самой многочисленной и образцово-организованной общиной во всей Восточной Европе. Чтобы представить масштабы деятельности Дзекуць-Малея и его сподвижников, отметим, что за несколько лет в Брестском регионе открылось 19 евангельских церквей, а ещё в 70 местах проходили собрания. Более 200 человек приняли водное крещение только в 1926 году.

«Первое собрание из 3-4 человек ознаменовалось молитвой. Петь некому было. Случайные посетители – соседи хозяев дома смотрели на меня, на собрание, на «своеобразные» молитвы наши и очень удивлялись новой вере. Откуда вы это заимствовали? Что это значит?» – писал в одном из своих воспоминаний Дзекуць-Малей.

В 1922 году открылись первые собрания в городе. Сам Лука Николаевич ходил по улицам города и приглашал горожан, особенно молодёжь, посетить их богослужения.

«Верующих тогда в самом городе ещё никого не было», – рассказывал об этом периоде сын Луки Николаевича – Даниил. «Папа играл на скрипке. Кто-то проходит мимо, заглянет. А что это такое? А там папа уже вывесил объявление, что тут община Евангельских христиан-баптистов. А может зайти можно? А там опять играют. А когда собиралось три-четыре человека, папа начинал говорить им о Боге...»

Вот как писал о периоде, когда приходилось арендовать помещение для собрания верующих, Л. Н. Дзекуць-Малей: «Неприветливо выглядела молитвенная зала, входить в которую приходилось, спускаясь на один аршин с половиной в землю. Сверху доносились крики и шум посетителей гостиницы, часто слышались оттуда оскорбительные для слуха речи. Этим пользовался сатана, чтобы отбивать охоту у посетителей собраний. Через своих слуг он кричал к нам в окна, заглянуть в которые к нам можно было согнувшись: где вы собрались? В яме! Не стыдно ли? Богоотступники! Храмы пустые, а вы идёте к этим христопродавцам. Опомнитесь! Они все погибнут! Мы их перережем! Однажды подобная брань перешла в дело. Разъярённая толпа молодых людей – человек 150 – требовала настойчиво разойтись, перестать петь, не делать собраний... Но собрание продолжалось. О, как горяча тогда была молитва под грозою смерти! Как могущественно звучали гимны! Но вот всё собрание содрогнулось. Озверевшие слуги сатаны начали свою работу. Зазвенели и посыпались стёкла из окон, затрещали и щепками полетели рамы. А камни и кирпичи всё летели. Выход в дверь, которая вылетела от ударов камнями, был завален кирпичом. Для этой цели было разобрано кирпичное крыльцо. Перепуганные братья и сёстры стояли на коленях, моля Господа стать защитой. Почти до рассвета буянили дети злобы: рвали книги, издевались над нами, били, усиленно искали по своим карманам бритвы, чтобы резать, но, очевидно, пьяные умы их были помрачены, и они не помнили, где их приготовили. Только благодаря полиции, которой было прислано 6 человек, удалось под утро установить порядок. Неудовлетворённые кровожадные «христиане» разошлись, грозя повторить свой поступок. Они сдержали своё слово. В продолжение двух с половиной месяцев они усиленно работали над своей идеей – разогнать баптистов, но Тот, Кто с нами, освободил нас от рук наших преследователей и Словом Своим побудил многие сердца принять Его дар». («Сеятель Истины», март, 1928 год).

Общине пришлось перейти в другое место для проведения богослужений. В 1925 году собрания начали проводить по ул. Зыгмунтовской (ныне Ленина, 46). Сняли дом в аренду. Там собирались три года. (1925 – 1927 годы). Община насчитывала здесь уже около 200 членов. Была свобода проповеди: на улице, в доме, во дворе. Но как-то Лука Николаевич сказал: «Нас опять выгоняют». И тут же он предложил купить участок земли по ул. Широкой. Прошло 6 лет со времени первой проповеди Л. Н. Дзекуць-Малея в городе Бресте. В декабре 1927 года состоялось торжественное освящение дома молитвы по улице Широкой.

В новом молитвенном доме велась не только духовная работа. Здесь было удивительное сочетание слова и дела. В нём осуществлялись многие проекты социального плана. Здесь проводились пчеловодческие и портняжные курсы. При церкви был организован детский приют для детей-сирот. Его содержание было образцовым, а дети, благодаря учительской профессии Луки Николаевича и его жены – Серафимы Адамовны, кроме христианского воспитания, получали там знания и по общеобразовательным предметам. К слову, собственных детей у них родилось пятеро. Сыновья Лика (1924 г.р.) и Леня (1925 г. р., умер в детстве). Дочери Серафима (1928 г.р.) и Лиля (1929 г.р.), самым младшим был сын Даниил (1930 г. р.).

Это были трудные времена. Не хватало пищи. Сам Л. Н. Дзекуць-Малей иногда перед Пасхой делал побелку домов евреям, чтобы как-то свести концы с концами.

Однако несмотря на трудное материальное положение, Лука Николаевич приложил много усилий, чтобы наладить подготовку духовных кадров. Для этого в начале 1927 года, с 15 января по 1 марта, были устроены шестинедельные курсы: две недели для проповедников и остальные четыре недели для регентов, которых было около 30 человек.

Но самое важное и самое главное: Дзекуць-Малей стоял у истоков нового белорусского перевода Библии. В середине 1920-х годов были отпечатаны издательством «Компас» на белорусском языке Евангелия от Луки, Иоанна и Матфея. Первое издание Нового Завета на белорусском языке было выпущено в конце 20-х годов в Польше, и отпечатано в Лодзи также этим издательством. В 1997 году газета «Вечерний Брест» по праву назвала Луку Николаевича таким именем: «Брестский отец белорусской Библии». Белорусы одни из первых познакомились со Священным Писанием на родном языке.

И всё же была ещё Вторая Мировая война, которая отпечаталась горьким воспоминание в семье Дзекуць-Малей.

17 сентября 1939 г. войска Красной Армии перешли польскую границу. Сменилась власть, а с ней и отношение к религии. К этому времени в Советском Союзе на полную катушку раскручивался механизм репрессий. Верующие, вспоминая те времена, отзываются о них так: «И стало всё нельзя». Обучение, съезды, слёты, воскресные поездки, посещение тюрем и больниц – всё было запрещено.

19 июня 1941 г. Луку Николаевича и его семью арестовали. Семья сразу же была вывезена в Казахстан, а Лука Николаевич был посажен в тюрьму и, как говорят об этом многие свидетели, приговорён к смертной казни.

Из воспоминаний сына Луки Николаевича Даниила: «Девочки уже спали. И кто-то застучал в дверь. И мама подходит и спрашивает: кто там? В ответ: «Брат Пётр из деревни»... Не помню уже какой... Они не раз приходили уже к нам и не раз ночевали. Мама открыла дверь, и вдруг – штыки. Этого брата в сторону, и ворвались к нам: «Руки вверх!» Я был уже раздет и находился только в рубашке. Мама одетая была. Папе сказали раздеться до нижнего белья. Девочкам сказали встать, и штыками согнали. Они хотели одеться, но им сказали, нельзя одеваться. Всех нас согнали в одно место и стали делать обыск. Мы так стояли от половины двенадцатого до пяти утра. Всё что было, документы, фотографии, всё свалено на кучу, потом завязали в простыни. Нам садиться всё это время не разрешали. Папа имел подарок от И. С. Проханова, который получил во время учёбы в семинарии, часы фирмы Павла Буре, ручной работы. Я не знаю, почему их подарили отцу. И папа имел их, как память при себе. И когда он приходил, то на этажерку их вешал. Потом говорят нам: одевайтесь. Папа говорит: а где часы? Часов нет. А это их главный начальник украл. Простые солдаты, помню их жест, вывернули карманы и сказали: смотрите, мы ничего не имеем. А командир нет. Он сделал вид, что не слышит. И приказал: одевайтесь. Правительство постановило вас в другую область перевести. Папа начал одеваться. Нам дали полчаса на сборы. То, что в руки можно было взять. Мы были не выспанные. Целую ночь стояли под штыками. И командир ходил, кричал на нас, замахивался. Подъехал автомобиль, нас погрузили в него и увезли. И помню, папу, наверно, любили люди. Шла женщина и кричала: «Боже, за что?» Помню, их было три или четыре женщины, которые шли и кричали: «За что?» Нас завезли за Шпановичи на товарную станцию и посадили в вагон. Было там шестьдесят семь человек, запомнил я. Это такой товарный вагон. Потом папу вызвали: «Лука Николаевич, может вы хотите в другом месте жить? Кажется, вы имеете родных в Гродно. Пойдёмте, оформим бумаги». Ну, и папа вышел с вагона. А меня что-то тронуло. Я там руку вытянул и кричал: «Папа, папа...» Тут подскочил солдат, меня стволом ружья в нос. Только хрупнуло. Я кровью залился. Мама закричала: «Врача!» Тогда второй подскочил и разорвал штыком ей руку. Нас тогда закрыли и увезли. Как я потом узнал, папу забрали оттуда в тюрьму. И там были тройки такие. Они сидели и приговорили его к смерти. ...И ещё одно. И с этим я никак не могу смириться. Когда нас везли, то хотя бы предусмотрели какой-нибудь уголок, может быть особенно для женщин. Женщины как-то более стыдливые, чем мужчины. Вырубано было в полу вагона отверстие. То некоторые женщины даже по три-четыре дня не ходили. Стеснялись. Там заболевание потом пошло. ...Пять недель так везли нас. И мы приехали на место. В Алтайский край. Встретили нас местные дети. Они насмехались: «Паровоз, паровоз, как тебе не стыдно. Спекулянтов к нам привёз...» Так их воспитали. Так их научили».

Через три дня, 22 июня, началась Великая Отечественная война. Лука Николаевич был освобождён из тюрьмы и оставался служителем церкви до 1944 года. При возвращении фронта в 1944 году Л.Н. Дзекуць-Малей ушёл на Запад. 2 июля 1944 года совершалось последнее богослужение с присутствием Луки Николаевича Дзекуць-Малея и его заместителя, также пресвитера, Филиппа Левчука. Это было прощальное служение. В утреннем богослужении была вечеря Господня. Его вёл Л. Н. Дзекуць-Малей. А вечером было молодёжное служение, которым руководил брат Ф. Левчук. В конце служения они обратились к церкви, чтобы разрешили им оставить Брест и эвакуироваться на Запад. Церковь их благословила и отпустила с миром. Несмотря на подорванное здоровье (операция в Польше, прогрессирующая болезнь сахарным диабетом и др.), свою миссионерскую деятельность Лука Николаевич продолжил в Польше.

В 1946 году жена Луки Николаевича Серафима Адамовна вместе с детьми вернулась из России, где им помогли спастись две семьи верующих, в Польшу. В городе Белостоке состоялась встреча Л. Н. Дзекуць-Малея с женой и его детьми. После этого ещё семь лет они прожили вместе с Серафимой Адамовной. В 1953 году Серафимы Адамовны Дзекуць-Малей не стало. Она отошла в вечность. Закончился жизненный путь Серафимы Адамовны, верной, испытанной помощницы в миссионерском труде своего мужа Луки Николаевича Дзекуць-Малея. Около двух лет после этого прожил Лука Николаевич. Умер он 20 января 1955 года в возрасте 67 лет. Это был неутомимый труженик дела Христова, человек молитвы, верный член церкви, член президиума союза, душепастырь, отец семейства и наш брат. Гроб с его телом несли на руках от церкви до кладбища. Было большое стечение народа. Похоронен Лука Николаевич в городе Гданьске.

cerkov vulke obshee foto

В настоящее время в городе Бресте функционируют пять общин Евангельских христиан-баптистов. Это более двух тысяч возрождённых христиан. Имя Луки Николаевича Дзекуць-Малея знает не только каждый верующий евангельско-баптистского исповедания в г. Бресте. Оно получило всемирное признание и известность.

Facebook Vkontakte YouTube

Партнёры

Христианский центр «Мирт» Портал Архивы России - официальный сайт Федерального архивного агентства (Росархива)
Альманах «Богомыслие»