Мария Пейкер − редактор «Русского рабочего»

Рубрика: Выдающиеся личности

«Если народный журнал серьезно хочет быть народным журналом, то ему только надо стараться быть понятным, и достигнуть этого не трудно с одной стороны: стоит только пропускать все статьи через цензуру дворников, извозчиков, черных кухарок. Если ни на одном слове чтец не остановится, не поняв, то статья прекрасная. Если же, прочтя статью, никто из них не сможет рассказать про то, что прочел − статья никуда не годится». Л.Н. Толстой. Из письма к г-же Пейкер по поводу издания народного журнала. 1873 год.

Сегодня − счастливый день. Я держу в руках подшивку ежемесячных журналов «Русский рабочий» под редакцией Марии Григорьевны Пейкер. Плотная, пожелтевшая бумага, большие иллюстрации… Журнал выходил на протяжении одиннадцати лет с 1875 по 1886. Это был сложенный вдвое лист формата А2 по цене 5 копеек − в те времена за эти деньги можно было купить 1 кг картофеля или репчатого лука. И пусть этот журнал был тысячу раз «англоманским» (по определению Лескова) или больше походил на газету, он мне очень дорог. Ведь это была первая попытка при помощи специального издания достучаться до сердец русских рабочих − этих вчерашних обедневших крестьян, пришедших в города в поисках заработка, тех, кому и в самом деле было нечего терять, кроме своих цепей. По глубокому убеждению Пейкер − цепей греха.

Мария Пейкер родилась в Витебске 1 апреля 1827 года в аристократической семье Лашкаревых. Её отец, Григорий Сергеевич Лашкарев был видным государственным деятелем России первой половины 19 века. В год, когда родилась Мария, он занимал пост Могилевского вице-губернатора, на протяжении следующих полутора десятков лет − в годы детства и юности Марии − Григорий Сергеевич побывал губернатором Гродно, Киева, Подола, Житомира и Волыни. Вот такая получилась география…

Мария получила прекрасное образование, вращалась в большом свете, вышла замуж за вологодского вице-губернатора (в 1855-62 гг.) Ивана Пейкера. Один из современников, вологодский писатель Н. Бунаков характеризовал ее в бытность в Вологде как «либеральную жену» Ивана Ивановича Пейкера. Мария Григорьевна принимала в своем салоне политических ссыльных, в том числе из Польши и Малороссии. «Это была живая миниатюрная барыня, блиставшая остроумием и способностью подчинять себе самых неукротимых людей» (Бунаков). Затем ее муж был «причислен к министерству» и семья уехала из Вологды, а через несколько лет Иван Иванович получил место в западных губерниях, но вскоре утонул, купаясь в реке. Итак, Мария Григорьевна рано овдовела и осталась со сравнительно небольшими средствами к существованию.

Замуж она больше не вышла, растила единственную дочь Александру, подолгу жала за границей и, по определению того же Бунакова, вскоре «ударилась в мистицизм» − так воспринимали ее обращение к Богу светские знакомые. Обращение ее, возможно, произошло в Лондоне, где они с дочерью встретились со знаменитым американским евангелистом Дуайтом Муди, который в 1867 году в первый раз посетил Англию. Простые, но пламенные проповеди Муди стали толчком к мощному пробуждению. «Бог есть любовь. Он любит вас. Он пришел взыскать и спасти погибшее. Взгляните на Голгофу!» − откликались на эти проповеди не только обитатели трущоб и притонов, но и аристократы.

Живя за границей, Мария Григорьевна начала регулярно откладывать деньги на какое-нибудь доброе дело. Случай не заставил себя ждать. Вернувшись в Петербург, она узнала об обществе, созданном с целью распространения Евангелия в России. «Высочайше утверждённое Общество для распространения Священного Писания в России» состояло из самых разных людей, объединенных общей целью. Вот этому обществу и отдала Пейкер накопленные деньги. Затем несколько лет она стояла во главе Петербургского тюремного комитета, а также устроила и опекала «Убежище для женщин», освободившихся из тюремного заключения. В 1872 году Пейкер представляла Россию на Всемирном конгрессе по тюрьмам в Лондоне.

Мысль о создании журнала для русских рабочих пришла, вероятнее всего, при знакомстве с газетой «Английский рабочий». В Англии эта газета издавалась Лондонским обществом религиозных трактатов. «Хорошее издание, полезное. Почему бы не сделать что-то похожее и для русских рабочих?» − так, возможно, рассуждала Мария Григорьевна. В скобках отмечу, что для русских рабочих в то время не издавалось ничего. Совсем ничего. Только десять лет спустя после появления «Русского рабочего» Пейкер, в 1885 году группа социал-демократов под руководством Благоева стала издавать газету «Рабочий». Их целью была революционная пропаганда среди рабочих.

У журнала Пейкер цель была иной − «доставить рабочему населению назидательное чтение по дешёвой цене, ознакомить читателей со Словом Божьим, необходимым для души каждого человека, возбудить в них жажду добра, показать им словами Священного Писания и примерами из жизни, что во всяком положении можно служить Богу и ближним в истине и в любви». Так сформулировала задачу журнала сама Пейкер. За души рабочих велась битва, и пашковцы ее, по большому счету, проиграли. Не без участия цензуры, конечно же, которая уж очень боялась чрезмерного влияния протестантских идей на умы и души рабочего люда и ставила всевозможные «палки в колеса». В результате рабочий класс стал «гегемоном» не реформации, а революции. И все же старания пашковцев не были напрасны, им удавалось спасать «по крайней мере некоторых».

Но вернемся к «Русскому рабочему» Марии Пейкер. Первый номер вышел в свет 11 февраля 1875 года. В начале Пейкер все делала сама: переводила и писала тексты, оформляла и выпускала журнал на личные деньги. Со временем журнал стал поддерживать В.А. Пашков. Редакция журнала располагалась в Петербурге на Сергиевской улице 20 (ныне улица Чайковского) в доходном доме княгини Оболенской. (Эту улицу Лесков называл «Семиверной» по обилию в ней «нововеров» различных толков). По содержанию журнал был духовно-просветительским, лишенным всякой полемики, будь то богословской или политической. В основном в нем публиковались назидательные рассказы, например, про буяна Кузьму, честного лавочника Василия Фомича или двух огородников − жестокого Вакулу и мягкого Семена. Мораль всех этих рассказов была предельно проста − живите честно и богобоязненно и все у вас будет хорошо. Публиковались в журнале проповеди Иоанна Златоуста, Тихона Задонского и других известных в России богословов. В каждом выпуске крупным шрифтом давались тексты из Библии. Были статьи о правильном питании, о способах борьбы с пожарами, о пользе кипячения и фильтрации воды, но особенно много − о вреде и последствиях пьянства. Находилось место и для публикаций о великих путешественниках, изобретателях и миссионерах.

За первый год существования журнала было выписано почти 5000 экземпляров. Подписчиками были люди почти из всех русских губерний. Довольно скоро журнал привлек внимание такого маститого писателя как Николай Лесков, причем, внимание это было крайне негативным. Его раздражало, главным образом, то, что и иллюстрации, и рассказы были позаимствованы из английской жизни. В общем, «страшно далек» был «Русский рабочий» от народа. На ряд первых выпусков писатель отреагировал статьей под названием «Сентиментальное благочестие. Великосветский опыт простонародного журнала», напечатанной в «Православном обозрении» за март 1876 года. В ней Лесков подробно разобрал и нещадно раскритиковал содержание «Русского рабочего». Завершалась статья убийственным приговором: «Нам же кажется, что это и не молоко и не брашно, а разве вода и притом вода тоже не совсем чистая, а такая, в которой прежде чем подать ее переполаскивают на гулянках старые Лютеровы манжеты… Это ли нужно теперь для русского простолюдина? По нашему мнению, нужно совсем не это». Что же именно нужно, Лесков в своей статье не сказал…

Поразительно, что через какое-то время после подобного отзыва Лесков и Пейкер познакомились и даже подружились. «Столь приятными и простыми» оказались, по словам Андрея Лескова, сына писателя, «непосредственные отношения». Андрей, бывший тогда, то есть в зиму 1878-79 годов, двенадцатилетним мальчиком, вспоминал потом тихие пейкеровские субботние вечера, проходившие в «мягких беседах», в которых часто участвовал и его отец. Дружба Лесковых и Пейкер возросла настолько, что весной мать и дочь Пейкер уговорили отпустить к ним на лето Андрея. В результате, Андрей провел лето с Марией и Александрой Пейкер в их имении, селе Ивановском, расположенном в сорока верстах от Череповца.

Тогда же, в 1879 году в письме к Марии Пейкер Лесков предложил воссоздать «Русского рабочего», издание которого было приостановлено. Лесков писал: «Дело издания журнала требует огромного внимания, более того, оно еще и ревниво, как влюбленная женщина, его необходимо созидать и улучшать неустанно, иначе оно рухнет и погребет под собой своего создателя. Журнал для народа в свободном истинно христианском духе является самым добрым и благочестивым предприятием в России с числом его подписчиков от ста до двухсот тысяч. Вас это не должно удивлять, ибо поистине это так. Но публикацию должно вести продуманно, старательно и только в христианском духе, не вдаваясь ни в какую догматическую религию, с православным она или с редстоковским уклоном». Более того, Лесков и сам принялся активно помогать с журналом. В том же году он стал консультантом журнала, издал ряд номеров, опубликовал на его страницах несколько собственных статей. В это время тираж журнала достиг трех тысяч в месяц. Между Пейкер и читателями велась большая переписка. Но цензура и тут не давала покоя. За деятельностью Пейкер наблюдали так пристально, что порой она не могла понять, что от нее требуют и что запрещают. Бывали случаи, что ей запрещали печатать даже цитаты из Библии или отцов церкви. Незадолго перед кончиной Мария Григорьевна горько шутила: «Должно быть, я в самом деле самый опасный человек в русском государстве».

Она умерла внезапно 27 февраля 1881 года накануне рокового покушения на Александра II. В смерти своей она немного опередила Юлию Засецкую. «Так сошли в могилу две наиболее близкие Лескову и чтимые им редстокистки» (А. Лесков). Сам же Николай Лесков написал на ее смерть некролог и опубликовал его в газете «Новое время» от 1 марта 1881 года. Некролог заканчивался словами: «В целом это была умная и образованная женщина, каких не много, и притом глубоко убежденная христианка». А еще − жертвенная, преданная своему делу и невероятно великодушная! Изданием журнала после смерти Марии Григорьевны Пейкер стала заниматься ее дочь − Александра Ивановна.

Мирья Кузнецова

Facebook Vkontakte YouTube

Партнёры

Христианский центр «Мирт» Портал Архивы России - официальный сайт Федерального архивного агентства (Росархива)
Альманах «Богомыслие»