Страдательная повесть

Писана 1-го февраля 1906 года старцем Федор. Як. Жмаевым.
(из журнала «Духовный христианин» №7 1910г.)

ГЛАВА I

Страдания в 1876—1877 году духовных христиан Астраханской губ.: Даниила Тихоновича, Ивана Даниловича, Тимофея Даниловича Скрынниковых, Лукьяна Аггеевича, Николая Аггеевича Кошменовых, Митрофана Васильевича Ефремова, Михаила Емельяновича Кодатского, Никифора Архиповича Дулкина.

1906 года февраля 1-го дня: воззвание голоса духовных христиан из священного писания:

«Слава в вышних Богу, на земле мир, в человеках благоволение» (ев. Луки 2, 14).

Итак сказал Сам Господь наш Иисус Христос: «кто верует в Меня, у того, как сказано в писании, из чрева потекут реки воды живой» (ев. Иоан. 7, 38).

Также сказано: «свет ваш да светит пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославили Отца вашего небесного» (Матф. 5, 15 —16).

Отныне благодарение Богу, даровавшему нам победу, что даровали нам свободу печати. Наши все лучи блеснут повсюду всякому читающему христианскую повесть; и может читатель сообразит, где есть истина христианства, которую можно сознать и присвоить самого себя к этому исповеданию для спасения душ по примеру Самого Иисуса Христа и апостолов.

Любезные читатели, xoчу напомнить некоторых лиц, принявших страдание по примеру Господа нашего Иисуса Христа и апостолов, а именно за что? за дело Божие! Можешь уразуметь, когда прочитаешь эту многострадальную историю и приводи это в понятие для себя; потом расскажешь и другим; точно это — истинный Христов путь, по которому они шли и терпели; для себя и для других показывали истину во Христе для спасения душ, верующих священному писанию.

Читатель, замечай теперь, за что они начинали страдать, и как страдали, кто они и откуда они. Я опишу все подробно; замечай каждый читатель, как говорит Писание: страдающий плотью перестает грешить.

Вот начин страдальцев духовных христиан: 1876 года, Астраханской губ., Черноярского уезда, жители села Булгун-Сала и села Улан-Эрге девять человек приняли Христовы мучения, где сказано: возьми крест свой и следуй за Мною, (Матвея гл. 16, ст. 24 и Луки гл. 9, ст. 24); название этим страдальцам: из села Булгуна: первый Данил Тихонович с двумя сынами: Иван Данилович и Тимофей Данилович Скрипниковы; еще: Иван Васильевич Ефремов и брат его Митрофан Васильевич, бывший на военной службе.

Из села Улан-Эрге: первый Николай Аггеевич и брать его Лукьян Аггеевич Кошменов; еще Михаил Емельянович Кодатский и Никифор Архипович Дулкин

Эти страдальцы усмотрели из священного писания, что нельзя дознавать святынею сделанное руками божество: то есть из золота, серебра, дерева, камня или образ на бумаге; нельзя смотреть, кланяться и почитать изделие рук человеческих; посмотри, любезный читатель, во все места, которые я буду указывать в священном писании, покланяться изображению; об этом в новом завете сказано в деяниях Апостолов гл. 17, ст. 27—29; еще ниже гл. 19, ст. 26; еще посл. Римлянам гл. 1, ст. 23; еще Откровение Иоанна гл. 9, ст. 20; это свидетельствует новый завет; также псалом свидетельствует 113, ст. 12; псалом 134, ст. 15; «есть у них уста, но не говорят»; еще пророк Исаия гл. 44, ст. 13— 17; еще послание Иеремии стих 12 и 24: «а духа нет в них»; также говорить 5 книга Моисея— Второзаконие гл. 4. ст. 16: не делать кумиров; также говорит вторая заповедь не делать кумиров; еще говорит первая книга Бытие гл. 31, ст. 34: у кого найдешь богов; Рахиль же взяла идолов и спрятала; ниже гл. 35, ст. 4: Иаков закопал в землю богов под дубом

Также не нужно за умерших и прочих платить попам, как сказал Господь: даром получили, даром давайте, (Матвея гл. 10, ст. 8), и наемник не пастырь, (Иоанна гл. 10, ст. 12); также нельзя называть отцом священника, отцом по религиозному делу; это отказ верующим; посмотри, что говорить Господь от Матвея гл. 23, ст. 9.

Вот теперь объяснено, за что эти люди пострадали. Любезный читатель, усмотришь, как начали страдать вышесказанные старцы со своими женами и детьми: когда Господь им открыл разумение священного писания, они враз поняли, что это великое преступление они сделали против Творца небесного, что поклонялись изображению человеческому; что же делать? они не могли далее продолжать поклоняться изображениям; тогда взяли изображения, которые были у них в руках и передали наемному пастырю, который был на четыре поселка, наёмный пастырь, проживавший в селе Элисте, Черноярского уезда, а другие причитались к его поселку Улан, Курулта и Булгун-Сала. На Улане и Булгуне, оказавшись духовные христиане, выше сказанные старцы, наемник сталь преследовать этих старцев и ложно приводить доказательство, чтобы последовали великому тирану, потому что добыча для этого наемника не остается от этих душ, да еще больше боялся, как бы другие тоже не поняли то, что наемник не пастырь; тогда призвал он этих новоповеровавших во Христа и говорит: примите рукотворенных и почитайте меня отцом; целуйте мою руку; тогда старцы совсем отказали наемнику по слову Самого Иисуса Христа Господа нашего: наемник для нас не пастырь (Иоанна, гл. 10, ст. 12), для нас Господь наш есть пастырь, а мы все братья равны во Христе. По ответу старцев наемник еще более исполнился ярости, донес чиновнику, а тот ничего больше не знает: приказал стражам взять этих старцев и заключить в тюрьму; и взяли старцев, как верных учеников Христовых и заключили в гнусную постройку, где была всякая нечистота и противный запах от нечистот; они сидели четыре месяца, т.е. 118 дней без выдачи кормовых. Но Господь не оставил не емши: приносили добрые люди нам пищу: тоже чувствовали они сердечно, что наемник не пастырь, но страха ради не открывались даже до сего дня.

Так старцы выдержали страдания первые четыре месяца, потом погнали в уезд Чернояр; там сидели некоторые год до суда, а некоторых пустили домой, потом опять забрали всех и погнали в город Астрахань, где мы соединились вместе и сидели в замке; на ногах были железные оковы; правая часть головы — волоса обриты, левая часть бороды тоже обритая; серый шинель был на нас надет; это было второе поношение, еще нас из  замка по одиночке где-то начали возить, ничего нам не говорят; всех девятерых увезли по одному, надевая на нас бесноватые рубахи, т.е. длинные; последнего везут старца Лукьяна Аггеевича Кошменова, который жив и в настоящее время: меня, говорит, привезли на площадь, где появилось несколько тысяч толпа людей, окружающих нас; я не знал, что такое происходит; тогда меня возводят на возвышенное место, где был устроен крест из дерева, распяли меня; приковали мои руки и ноги к кресту железом; я смотрю, что будет дальше. Вот вижу вооруженных воинов, из них один по команде выступил вперед, приложился прицелом в меня; в это время мои глаза от слез плохо смотрели, а только мне послышалась команда офицера: «пли»; я проглянул; смотрю: у меня на грудях висит какая-то доска с  надписью; я начал осматривать, что делают, осмотрел и уразумел, что показывают пример расстрела из ружей затвором; таким примером каждый воин подходил и прицелялся стрелять в меня; я узнал теперь, что вижу пример и ободрился. Смотрю вокруг меня стоят мои товарищи и некоторые знакомые и плачут; после всего этого меня расковали от деревянного креста и свели с эшафота, т.е. с возвышенности; потом стали ставить моих товарищей также по примеру моему; но это для них теперь было ничуть небоязненно: таким примером кончили этот позор и погнали опять в тюрьму. Этот позор производился в городе Астрахани в 1877 году. А мы благодарили Бога за все его дела, что так допустил, как говорит писание: блаженны вы, когда возненавидят вас люди и пронесут имя ваше как бесчестное за Сына человеческого (Луки гл. 6, ст. 22).

После сего нас посадили закованных опять в тюрьму; потом посадили па пароход и повезли куда то; нам не говорят ничего; по приезду на берег оказались в городе Баку под конвоем и взяли нас на пересыльную часть; мы там ночевали; потом смотрим, приходят духовные братья Кащеевы и Колесниковы и взяли нас на поруки; в это время Господь нас освободил от уз железных; мы только были лишены мирских прав некоторых; нас этим позорили за имя Божие, как говорится: кто хочет быть другом Божиим, тот становится врагом миру; враги человеку домашние его. Когда мы познали истину, все наши друзья и односельцы на нас плевали и ругались на нас всякими словами, даже некоторых били палками, а мы радовались, как за себя, так и за всех страдальцев.

Потом нам было приказано Бакинским губернатором: выбирайте себе места на житие. Нам рассудилось поселиться Ленкоранского уезда, в селе Астраханке; мы приехали в Астраханку все девятеро старцев вышеозначенных страдальцев; нас приняли братья духовные христиане Канбаровы, Жмаев и Самотаевы; мы у них находились; потом мы написали своим оставшимся в Астраханской губернии семействам, что нас сослали на вольное поселение за Кавказ, в Бакинскую губернию в селение Астраханку; теперь вы, наши дети, как знаете, так и поступайте. Наши дети и жены начали убираться к нам, стали продавать свое имущество и дома за дешевую цену. А имущество было великое; продавали ни за что: например, что стоило рубль, отдавали за 40 коп. Вот и пришли наши семь семейств, 80 душ в 1877 году в с. Астраханку и жили два года; воздух очень тяжкий; наши люди не могли перенести, начали умирать; за два года убыло из числа наших душ сорок; умерли от лихорадки; а сорок душ остались в живых. Велико было для нас воспоминание Господа! Царство небесное всем потерпевшим за имя Божие по примеру Господа нашего Иисуса Христа — и почившим в бозе царство небесное! А живым вечная память!

О, любезный читатель, пойми, что такое есть страдание, а именно, за что? за веру во Христа! Так же гнала и пророков ветхозаветная церковь…

По взятию во время русско-турецкой войны города Карса мы просили великого князя Михаила Николаевича, проживавшего в г. Тифлис, чтобы он нам разрешил перейти в Карс; он нам разрешил; мы перешли в Карс, поселились в селе Благодарном и начали вновь оживляться по климату, и ожили наши семейства, и стали прибавляться у нас люди. Благодаренье Богу и князю Михаилу. Вот наше страдание, пример верующим, всему нашему братству; стойте и держите святое «духовное» Христово учение! Это истина постоянная. Христова церковь во веки веков истинна! О, любезный читатель, еще один луч сияния блеснет во всю духовную Христову постоянную церковь так называемую «духовных христиан».

ГЛАВА II

В 1885 году эти же страдальцы вышеописанные старцы, первый Николай Аггеевич Кошменов с двумя сынами: Матвей и Димитрий с женами и детьми и Лукъян Аггеевич Кошменов с пасынками: Федором Жмаевым, Степаном и Антоном; также Иван Васильевич Ефремов с сыном Кондратием и с женами и детьми вздумали воротиться назад в Астраханскую губернию по паспорту, проживать. В 1885 году допродали, что было лишнее, и поехали; по приезду нашего в Астраханскую губернию, Черноярского уезда, в селе Элисте мы на время остановились у духовного христианина Петра Гавриловича Кодатскаго и стали для себя обыскивать место. И обыскали у князя калмыцкаго Имгина Абушева Дундукова владение; он нас принял на свою землю, мы проживали у него. Для своих потребностей ездили покупать в Элисту: в это время один второй гильдии купец по фамилии Шкудров, проживавший в Элисте, но житель города Царицына, Сарат. губернии, от православной церкви отказался, взял рукотворенные образа и передал наемному священнику православной церкви; в это время мы приехали что-то покупать в его магазине; священник на нас начал взводить какие-то нелепости, будто мы его научили не покланяться рукотворенным. А купец говорит попу: меня научил Бог и научили священные книги ветхого завета и нового завета, а не другой кто-либо. Я когда прочитал 5-ю книгу Моисея — Второзаконие, главу 4, ст. 15—16, то узнал, что нельзя кланяться  рукотворенным изображениям; а у меня были в дому на почетном месте рукотворенные изображения. А вы, пастыри, если всегда поклоняетесь и целуете изображения, то это не мое дело. Мне еще говорит и повествует книга Деяний Апостолов в новом завете, глава 17, ст. 29: не должно думать, что божество подобно золоту или серебру... и так дальше; еще в псалме 134, ст. 16 и еще во многих пророках не повелевает поклоняться рукотворенным. Так отвечал купец Шкудров наемному попу или пастырю православной церкви; тогда поп села Элистинского исполнился ярости, что нету дохода от купца; в это время мы, карсинские, попали тоже попу в руки; стал он кляузы приводить на Шкудрова и на нас, вышесказанных жителей Карсской области, села Благодарного: но поп сам ничего не мог сделать, подстрекнул чиновников, и они стали нас гонять туда, сюда невинных мирных людей в государстве русской земли и русскую кровь тиранить.

Начали за нами гоняться, неизвестно нам за что, чиновники по просьбе наемного пастыря; первый раз нас выгнали оттуда, где мы уже два года жили у князя; потом мы перешли на другое место, пожили только 5 месяцев, как внезапно явился чиновник с казакам и начали нас и наших жен и детей бить плетьми; за что, про что они сами не знают, а только хлоп да шлеп по горбу плетью и выгнали нас из жилища зимою января 15-го дня 1887 года с детьми малыми: ступай, куда знаешь; мы употребляли всякие просьбы к чиновнику: не гони нас до теплого времени! Жестоковыйный не мог нам позволить остаться, выгнал на мороз неизвестно за что. Тогда мы пошли на один хуторок, называемый Кичкин; здесь мы перезимовали с детьми и с хозяйством своим, т.е. имуществом; на весну мы ушли из Астраханской губернии в Донскую область, присоединились к одним на участок называемый Грязев. Здесь, мы думаем, успокоимся от гонителей; пришли мы весною, прожили лето и зиму; только наступил март, явился какой то чиновник донского войска в наши дома, которые мы своими руками построили, грозно шумит, кричит на нас, будто на разбойников, ничего нам ясного не говорить, а только ругает, как попало, связал нас, а именно мирных крестьян: Лукъяна Аггеевича Кошменова,  Федора Яковлевича Жмаева и Кондратия Ивановича Ефремова и жену его Марью Лукьяновну с тремя малолетними детьми, Петром, Василием и Тимофеем. А имущество наше осталось без всякого призрения на старушек 80-летних и на малых деток. И погнали нас неизвестно для чего и куда, гнали нас пешком всех 8 дней до станицы, называемой Чапрак; только нас пригнали в управление, вышел писаришка, скудный взглядом, прочитал какую то бумагу; тогда нас казаки погнали, говоря: в тюрьму. Пригнали в тюрьму, стали нас сажать в тюрьму с разбойниками, где я, Ф.Я. Жмаев, не мог выдержать свое терпение, и полились из глаз моих слезы в два ряда; таким манером нас заключили в тюрьму, где мы сидели 9 дней, потом погнали проселочной дорогой.

Гнали нас пешком, пригнали нас в станицу Константиновку на второй день Пасхи и заключили в тюрьму; потом погнали дальше, пригнали в Черкасск город, заключили в тюрьму, 12 дней держали нас, потом взяли, посадили на поезд и повезли. Мы спрашиваем, где нас так везут? Старший конвоя нам отвечает: вас везут в город Карс за Кавказ; мы немного успокоились сердцами, что нас гонять назад в Карс; привезли нас в город Владикавказ и посадили в тюрьму; мы сидели 18 дней, приходили к нам владикавказские старцы, духовные христиане; мы им писали письмо, поэтому они узнали и пришли. Нас посетили старцы Андрей Ефимович Панькин и прочие старцы; благодарение им до сего дня и навсегда. Отсюда нас воротили назад, довезли в Новороссийск, оттуда повезли в Батум; были у нас на руках железные оковы всегда.

Любезный читатель, со стороны кто на нас смотрел, скажет: это преступники, а мы страдальцы, терпели это за имя Христово; так гнали пророков и апостолов прежде нас; Павел Апостол сам быль гонитель церкви Христовой, а потом, когда Господь открыл ему путь Христов тогда он сам начал проповедовать людям веру во Христа. Любезный читатель, даже если ты православный человек, прочти сию историю и скажи теперь, можно ли так поступать с духовными христианами?

Нас посадили еще в Батуме; отсюда нас повезли в Тифлис, посадили в главную тюрьму; мы сидели 18 дней; потом нас погнали в Казах; мы сидели 9 дней; потом погнали чрез Караклис, пригнали нас в Александрополь и посадили в тюрьму; отсюда мы послали письмо, в город Карс, в село Благодарное просьбу к своим верным христианам; в скором времени прибыл наш благотворитель Сидор Андреевич Добрынин с поручением окружного начальника Щегубатого. По приезду Добрынина нас выпустили на волю из Александропольской тюрьмы.

Мы пришли в Карс, в селение Благодарное, а жен и детей наших нет здесь; где они, нам ничего неизвестно; пять месяцев нас гнали, мучили невинно; Господь говорит: да взыщется кровь невинная, (Луки гл. 11, ст. 51); Господи, не помяни им греха сего, но дай ныне уразуметь народу священную библию и новый завет; кто слышит, да слышит, что говорит Сам Господь: из чрева потекут воды «живые», (Ев. Иоан. гл. 7, ст. 38). Так и ныне настало время, налегли воды: наверно кто строил на песке, не устоит у того дом, а кто на камне, устоит и будет стоять навсегда; теперь благодаренье за манифест русскому народу, которые настояли равноправие, свободу собраний, совести и печати: вечная память, благодарение Богу, что отныне свобода на Руси стала незыблемым законом! Буди, Господи, милостив ко всякому призывающему имя Твое небесное отныне и до века! Аминь. Благодать Господа Нашего Иисуса Христа со всеми неизменно любящими Его. Аминь!

ГЛАВА III

После сего страдания открывается последствие и радость: мы теперь, оставшиеся в живых, благодарим Творца небесного, что послал на нашу Русь милость: как видно, откроются все недоразумения о Боге у людей русского народа, стоящего за равенство и свободу; так сказал апостол: стойте в свободе, которую даровал вам Христос: не подвергайтесь опять игу рабства, (Галатам гл. 5, ст. 1). Радостною вестью прозвучала 17 апреля 1905 года свобода верования и моления по велению своей совести; вот теперь начнется в России новая жизнь, блеснет Христово учение, как утренняя светлая заря для русского народа, читающего священное писание нового завета.

Любезный читатель, посмотри в новом завете Откровение гл.18 ст. 5 до 18-го; читай и пойми, что такое город; пойми, во что он одет; это—церковь, означенная городом; теперь смотри, в какой церкви такая покупка производится; эта покупка неугодна была Богу; поэтому не должна существовать навсегда.

Мы теперь истинные поклонники, духовные христиане; а таких поклонников ищет Отец, (Ев. Иоанна гл. 4 ст. 23); вот благословение дожившим до сего времени: в русском народе появится светлость Христова чрез священное писание; исчезнут все недоразумения о Боге и явится истина между темными людьми!

И вот теперь мы получили свободу, теперь возвращаемся на свою родину в Астраханскую губернию; проживали в Карской области, в селе Благодарном и получили от военного губернатора Карской области 16 марта 1905 года бумагу №2403, гор. Карс; нам объявили возврат на родину; мы избрали ходоков возбудить нарезки земли в Астраханской губернии на 144 души; избранные ходоки: Лукьян Аггеевич Кошменов, Федор Яковлевичи Жмаевъ, Антон Тимофеевич Скрынников, Панфил Михайлович Кодатский; мы взяли все права от Карского губернатора и поехали в Астрахань к губернатору; мы написали просьбу 1905 года, мая 29-го дня подали; губернатор обещал нам исполнить нашу просьбу и до сего времени пока ничего неизвестно, т.е. 1906 года февраля 1-го дня; только получили от губернатора астраханского телеграмму января 22 дня, І906-года, о том, что подробное объяснение Жмаеву с товарищами по их ходатайству высылается почтою; вот теперь мы ожидаем свою милость манифеста; не знаем, на чем дело наше кончится...

Благоволил еси, Господи, землю твою, возвратил еси плен Иаковлев, оставил еси беззаконие людей своих, покрыл еси все грехи их, укротил еси весь гневъ Твой, отвратился еси от гнева ярость Твою! возврати и наше спасение; отврати ярость от нас; навсегда от ныне и до века буди, Господи, милостив ко всем, призывающим имя Твое святое! Да рекут все люди: ныне настало спасение народу и власть справедливая 1905 года 17-го октября с того незабвенного дня, когда заря свободы яркими благодатными лучами озарила родной край; поэтому будем всегда знать и поминать всех трудящихся наших героев, стоявших за верность нашего народа: слава и честь всем страдавшим нашим предкам, братьям и сестрам что не потеряли свое звание во Христе Иисусе и передали грядущему молодому роду! Так и мы передаем дальше молодому роду свое терпение и незыблемое основание: держите и вы, молодые люди, твердо основание наше, т.е. духовных христиан постоянной церкви на священном писании, т.е. библии, а не человеческие выдумки: моление, пение и чтение в собраниях должны быть из святого писания навсегда; не должны мы употреблять свои изобретения для моления или пения, ибо Господня должна быть для нас трапеза.

Составитель сей страдальной повести села Благодарного, Карской области избранный церковью духовный христианин, пресвитер постоянной церкви:

Федор Яковлевич Жмаев.

Facebook Vkontakte YouTube

Партнёры

Христианский центр «Мирт» Портал Архивы России - официальный сайт Федерального архивного агентства (Росархива)
Альманах «Богомыслие»